gogasy (gogasy) wrote,
gogasy
gogasy

Categories:

Все ли мы знаем о войне 1812 года?

Сердцев Г.И. Все ли мы знаем о войне 1812 года?.
Сожжение Москвы и выселение коренного староверческого населения Москвы в результате войны 1812 г. являлось одним из этапов христианизации Центральной России, которая продолжалась весь 19 век.
Москва декабрь 2012

Serdcev GI All we know about the War of 1812?.
The burning of Moscow and the eviction of the indigenous population of the Old Believers in Moscow as a result of the war in 1812 was one of the stages of the Christianization of Central Russia, which has continued throughout the 19th century.


Прошло 200 лет со дня окончания Отечественной войны 1812 года. Юбилейный 2012 год был отмечен проведением торжественных мероприятий, посвященных этому великому событию в жизни России.
Несмотря на обилие документов и работ, посвященных войне 1812 года, полной ясности в причинах возникновения и хода этой войны нет до сих пор.
В настоящей работе автор попытался рассмотреть предпосылки, ход и последствия войны 1812 года с точки зрения ликвидации Москвы как оплота староверия и внедрения на Руси христианства западного толка.

1. РЕЛИГИОЗНЫЕ ТРАДИЦИИ МОСКВЫ ПЕРЕД НАШЕСТВИЕМ НАПОЛЕОНА
Некоторое представление о средневековой Московии можно почерпнуть из работы Ростова [1]
«Показательна книга Афанасия Никитина (конец XV века) о «хождении за три моря». Там автор запросто переходит со славяно-финского койне Московии на ордынский язык, разницы в них не видя, а заканчивает свою книгу благодарственной молитвой: «Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного и Исуса Духа Божия. Аллах велик…» В подлиннике: «Бисмилля Рахман Рахим. Иса Рух Уалло. Аллах акбар. Аллах керим». В то время общей для Московии и Орды была религия, являвшаяся гибридом ислама и христианства арианского толка (равно почитали Иисуса и Магомета), а разделение веры произошло с 1589 г., когда Москва приняла греческий канон, а Казань приняла чистый ислам.»
Для понимания целей и задач похода Наполеона интересно рассмотреть точку зрения Cagor [2], прозвучавшую в полемике о Москве 16-19 веков в конце 2006 года.
«Москали были мусульмане, неизвестно когда перекрасившиеся в православных. Когда?
Я достаточно подробно изучал этот вопрос в связи с истинными причинами уничтожения Москвы в 1812 году. Тема называлась у меня: "Москва до московского пожара 1812 года". Я искал изображения Москвы и москалей, описания современников и т.д. В своей книге я привожу изображение Московского Кремля 1694 г., идущее вразрез со всеми реконструкциями Васнецова и прочих придворных живописцев. Итак, современники описывают Москву как истинно восточный город с базарами, мечетями, караван-сараями и проч. Они сравнивают ее с Каиром, Самаркандом и проч. Одежды москалей также скорее напоминают восточные, нежели европейские: халаты, кафтаны, лица женщины повязывали платками точно так же, как и сегодня их повязывают на Востоке. Также женщины носили паранджи и чадры. Священники носили чалмы (как в Эфиопии) и камилавки (кэмел - верблюд, камилавка - черная шапочка из верблюжьей шерсти наподобие еврейской кипы, затем почему-то камилавка стала больше похожей на турецкую феску без кисточки и черной).
Ответ: в результате "греческого проекта" Екатерины II, школьной реформы 1808 года, московского пожара и изгнания всех жителей из города с дальнейшим заселением ее пришлыми людьми и многих других мероприятий Москву удалось насильно христианизировать. Перекраска Москвы заняла около 100 лет, как раз к Революции успели.
Мечеть была не одна, и не две. Моска - город мечетей, их тут было сорок сороков. Это вовсе не означает 40 х 40, просто "сОроками" назывались церковные округа (по православному, благочиния), то есть Моска была разделена на 40 приходов-общин (сОроков), и в ней насчитывалось 40 больших мечетей и несколько сотен маленьких. Из больших мечетей не сохранилось ни одной, а из маленьких - только три (по моим сведениям - возможно, и больше): Мечеть Матери Сионской (сегодня называется Храмом Василия Блаженного на Красной площади); Храм Вознесения в Коломенском и там же Храм в селе Дьяково на горе возле древнего кладбища. Злопопы не могут служить в этих мечетях, т.к. их архитектура противоречит их обряду. Остальные мечети были снесены или переделаны под … обряды (христианские)
».
Еще в 2006 году автор отмечал [3], что слово "МЕЧЕТЬ", означающее сегодня мусульманский храм, на четырех европейских языках пишется практически одинаково:
(Deu): Moschee f мечеть
(Eng): mosque [моск] мечеть
(Esp): mezquita f мечеть
(Fra): mosquée f мечеть
В английском языке MOSS означает МОХ, ТОРФЯНОЕ БОЛОТО;
QUACK - КРЯКАНЬЕ, QUAG -ТРЯСИНА; QUAKE - ДРОЖАТЬ, ТРЯСТИСЬ;
QUAY- НАБЕРЕЖНАЯ.
Слова "мечеть" и "Москва" (Moskau -нем, Moscow [moskou] -англ) в европейских языках явно однокоренные и вошли в обиход одновременно во многих странах Европы. Слово "мечеть" в это время имело смысл "столичного храма". После разделения религий на православную и мусульманскую смысл слова "мечеть" сузился до "мусульманского храма", в противовес слову церковь, которое в настоящее время пишется в Англии и Германии не так как в Испании и Франции:
(Deu): Kirche f церковь
(Eng): church [чёрч] церковь
(Esp): iglesia f церковь; храм; Iglesia griega, ortodoxa - православная церковь; Iglesia católica, latina - (римская) католическая церковь
(Fra): église f церковь; храм.
Интересно впечатление о Москве офицеров наполеоновской армии [4]:
«… 2 сентября, Наполеон остановился лагерем на Поклонной горе, ожидая официальной депутации московских властей, которая вручила бы ему ключи от города. Капитан гвардейских гренадёров Фантен дез Одар описал в дневнике то потрясающее чувство, которое овладело французскими солдатами и офицерами, впервые увидевшими Москву: «Вид на эту столицу с холма, откуда Москва предстала перед нашим изумленным взором, как будто перенес нас в детские фантазии из сказок «Тысячи и одной ночи». Мы были внезапно перенесены в Азию…В отличие от устремленных к облакам колоколен наших городов Европы, здесь тысячи минаретов – одни зеленые, другие разноцветные, - все они были закруглены и блестели под лучами солнца, похожие на множество шаров, разбросанных и плывущих над необъятным городом. Восхищенные этой блестящей картиной, наши сердца забились сильней с гордостью, радостью и надеждой»
Однако историк, приводя это свидетельство, считает, что французы приняли колокольни с маковками православных храмов за минареты.
Уже после пожара полковник Паркез писал: «Судя по тому, что осталось, я нахожу эти дворцы и всю архитектуру лучшими из возможных. Все дворцы огромны, обладают непостижимой роскошью, их архитектура, их колоннады восхитительны. Интерьеры этих огромных строений украшены с отменным вкусом; начиная с вестибюлей, лестниц, вплоть до чердака – все совершенно. Я видел очаровательной работы статуи в натуральную величину из античной бронзы, держащие канделябры в 20 свечей. Французы, сами столь гордящиеся Парижем, удивлены величием Москвы из-за ее великолепия, ее роскоши, которая соответствует найденным здесь богатствам…»

Усадьбы Кусково и Останкино были заняты французами и не пострадали от пожара 1812 г. и по их интерьеру можно сегодня судить о религиозных и градостроительных особенностях до наполеоновской Москвы.

2. С КЕМ ВОЕВАЛ НАПОЛЕОН В РОССИИ?
В работе Казанцева приводятся данные по численности войск воюющих сторон из различных источников [12].
Установление численности французской армии не является целью настоящей работы, поэтому остановимся на следующих данных
В 1823 году вышла книга Ж. Шамбрэ «Histoire de l'expedition de Russie», переизданная в 1838 году. В ней автор привел расписания «Великой армии» и в частности накануне Бородина (2.9.1812 по н.ст.) насчитал в ее рядах 133819 чел. Так, по мнению Ж. Пеле-Клозо, численность французской армии 6 сентября (н.ст.) составляла около 126 тысяч чел.
В «Описании сражения при селе Бородино, бывшего 26-го числа августа 1812 г. между Российскою императорскою армиею под предводительством генерала от инфантерии князя Голенищева-Кутузова и Французскою соединенною армиею, состоящею из войск всех держав Западной Европы, под предводительством императора Наполеона» были, пожалуй, достигнуты абсолютные «рекорды» в численности обеих армий и их потерь:
французы – более 185000 чел. при 1000 орудий; потеряно до 50000 рядовых;
русские – 95000 линейного войска, 7000 казаков и 10000 ополчения, всего 112000 чел. при 640 орудиях; выбыло из строя 25000 чел.
А.И. Михайловский-Данилевский полагал (3-е издание его книги вышло в 1843 году), что накануне Бородина у Наполеона было 170000 солдат.
Но его труд примечателен другими подсчетами. Определяя численность русской армии, он, вероятнее всего, использовал расчеты, сделанные еще Александром I в письме Кутузову от 24 августа на основании тех сведений, которые ему сообщил главнокомандующий 19-го, а именно:
по рапортам от 17-го августа в обеих армиях – 95734;
поступает из корпуса Милорадовича – 15589;
собранные 18-го мародеры – 2000;
всего – 113323 (а историк и указывал 113 тысяч чел.)

Участие Русского ополчения в кампании 1812 г. выглядело следующим образом [5].
"6 июля 1812 г. был издан манифест о сборе ополчения; указывалось, что ополчения должны собираться по всем губерниям, что дворянство само выбирает начальника ополчения и о количестве собранной силы дает знать в Москву. Правительство 18 июля выпускает новый манифест, которым ограничивает сбор ратников 16 губерниями.
Ополчения этих губерний были разбиты на три округа; первые два для защиты столиц, третий — как бы резервный по отношению к первым двум.]
Ополчения первого округа формировались гр. Ф. Ростопчиным в губерниях: Московской, Тверской, Ярославской, Владимирской, Рязанской, Тульской, Калужской и Смоленской; во второй округ входили губернии Петербургская и Новгородская — сначала начальником его был выбран Кутузов, а позднее по назначении его главнокомандующим всеми армиями, г.-л. Меллер-Закомельский. Третий округ находился в ведении гр. Толстого — его составляли губернии: Казанская, Нижегородская, Пензенская, Костромская, Симбирская и Вятская. Численный состав ополчений мы возьмем из официального издания (Столетие Военного Министерства, IV ч., I кн., I т., стр. 71) (см табл. 1).
Таблица 1. Численность ополчения в 1812 г.
Московское ополчение 31959 ч.
Смоленское „ 13632 ч.
Тульское „ 15841 ч.
Ярославское „ 11482 ч.
Тверское „ 11172 ч.
Владимирское „ 10698 ч.
Рязанское „ 14669 ч.
Калужское „ 16043 ч.
С.-Петербургское „ 14731 ч.
Новгородское „ 10010 ч.
Нижегородское „ 11132 ч.
Пензенское „ 7859 ч.
Костромское „ 9976 ч.
Симбирское „ 9663 ч.
Казанское „ 2885 ч.

Правительство сознавало всю громоздкость подобного ополчения, если его провести во всех губерниях, сознавало и те неудобства, которые повлечет оно за собой; еще в 1806 г. указывалось, что эта масса вооруженного люда опасна «в отношении политическом». «Если прежде, — рассуждал автор, одного из проектов о милиции, — безграмотный донской казак... возмутил народ и потрясал основание государства», то «ныне мятежный, предприимчивый, а может быть, и более просвещенный ум не встречает ли 600 тысяч человек для себя уже готовых».
«Далее, рассуждает тот же автор — эта мера подействует на государственное хозяйство, она «потрясает земледелие и промышленность; следовательно, истощает силы государства». «всякого рода ремесло, торговля, фабрики и прочие заведения должны непременно приостановиться».
Эти соображения заставляли Правительство отказаться от громоздкого, может быть, миллионного ополчения. Норма, принятая московским дворянством для ополчения - с 10 душ по одному воину, ( для рекрутского набора с 50 душ одного). Ополчение лифляндское создавалось и раньше, но очень неудачно — дворянство не показало никакого рвения, да и при этом запросе оно остановилось на рекрутском наборе. На юге ополчение сорганизовалось в Черниговской и Полтавской губерниях в количестве очень солидном (до 50 т.);
Ограничивая сбор ополчения определенными губерниями, правительство руководствовалось, конечно, прежде всего целями стратегическими — оградить обе столицы и держать наготове солидный резерв
Рис. 1. Ополченцы 1812 г. Калужской губ. (Из колл. Булычева).


3. Как были вооружены ополченцы?
«... в лавках купеческих сабля и шпага продавались по 6 р. и дешевле; пара пистолетов тульского мастерства 8 и 7 р.; ружье и карабин того же мастерства 11, 12 и 15 р., дороже не продавали; но когда прочтено было воззвание императора и учреждено ополчение противу врага, то та же самая сабля или шпага стоила уже 30 и 40 р.; пара пистолетов 35 и даже 50 р.; ружье, карабин не продавали ниже 80 р. и проч. Купцы видели, что с голыми руками отразить неприятеля нельзя и бессовестно воспользовались этим случаем для своего обогащения. Мастеровые, как-то: портные, сапожники и другие утроили или учетверили цену своей работы, — словом, все необходимо нужное, даже съестные припасы, высоко вздорожали».
Целые отряды милиции совсем не имели ружей, что отражалось на войне. Московскому ополчению, двинутому еще до Бородина под Можайск, было выдано на полк по 500 ружей, т.е. приблизительно 1/5 воинов была вооружена ими. Кутузов требует выслать из Москвы все имеющиеся ружья. Целый ряд ополчений: тверское, владимирское — почти не имели ружей и выходили в бой с пиками, саблями, даже топорами.
Обучение ополченца было несложное — требовалось «вперить в воина знание своего места в шеренге и в ряду», «ружьем учить только на плече нести оное правильно, заряжать, стрелять и действовать штыком, на караул же делать не учить, маршировать учить слегка»
Дворянство, собираясь в губернских городах, определяло уравнительный размер пожертвований людьми; это одно ... лишало пожертвование характера добровольности. Пропорция пожертвования воинами в разных губерниях была весьма различна; в то время, как московские дворяне постановили доставить со 100 душ 10 воинов в полном вооружении и с провиантом на три месяца, Лифляндский ландтаг… согласился выставить с того же числа душ лишь 1 воина.
Помещики-бедняки пишут слезные прошения начальникам ополчений, указывая на тяжелые условия своей жизни. За помещиком Тайдаковым Нижегородской губернии числится 13 душ, а берут воина. «В числе этих 13 душ, — объясняет он в своем прошении, — состоит не более как 4 тягла, составляющие единственное с женою и двоими детьми пропитание, и кроме сего нет уже другого средства к моему проживанию; напротиву большепоместный, у коего 12 душ в остатке» — он просит бросить между ними жребий. Другой помещик указывает, что за взятыми ополченцами у него остается всего двое взрослых крепостных.

Мы видим, что при нормах ополчения принятых правительством только из жителей Москвы можно было собрать ополчение численностью 25-30 тыс. чел. И выставить это ополчение против пушек Наполеона. Отсюда несоразмерно большие потери защищавшихся русских солдат при Бородино, при малой доле погибших генералов.
Смотрим календарь Наполеона 1812 г. [6]
26 августа 1812. Битва на Москве-реке (Бородино) начинается в 6 часов утра…
Победа Наполеона над Кутузовым: 124000 французов против 122000 русских
Потери:
Французы – 28000 чел, 49 генералов
Русские – 52000 чел, 4 генерала убито, 18 ранено

Даже если цифры убитых русских солдат сильно преувеличены можно утверждать, что основная доля погибших приходилась на московское ополчение.
Продолжим цитирование Хутаева-Гарнишевского [4]
«После сражения на Бородинском поле русская армия продолжила отступление.
1 сентября на военном совете в Филях было принято решение оставить Москву – сердце страны, древнюю столицу, где венчались на царство все русские цари и императоры. В городе оставалось до тридцати тысяч раненых солдат, которых не успели вывезти: по следам русской армии шла кавалерия маршала Мюрата. Почти всем раненым суждено было сгореть во время пожара.
Пожары начались на следующий же день после вступления неприятельской армии в Москву. Первым загорелся построенный по проекту архитектора Баженова дом Трубецких, находившийся на месте современного дома по адресу ул. Большая Полянка, 1.
«Огненный шар спустился над дворцом князя Трубецкого и поджег его строение, что послужило сигналом. Тотчас же была подожжена и Биржа, причем было замечено, как солдаты русской полиции помогали пожару при помощи смоляных копий», вспоминал наполеоновский генерал граф Филипп-Поль де Сюар. Очаги возгорания возникали в разных местах города и не были связаны друг с другом.

То есть мы видим, что Наполеон вошел в город где оставалась русская полиция, а во время пожара погибло 30000 раненых русских солдат и ополченцев, которые вернулись с Бородинского сражения.
При спешной эвакуации власти не успели вывезти все детские заведения города. В частности, более 350 детей и подростков, проживавших при воспитательном доме остались в городе. Не смотря на то, что всем чиновникам было приказано покинуть город, И.Тутолмин (главный смотритель Московского Императорского воспитательного дома для брошенных и незаконнорожденных детей) лично организовал и тушил огонь вместе с оставшимися воспитателями и старшими подростками. Дом находился на Солянке, в одном из наиболее выгоревших районов.
Оккупанты разместили здесь 8 тысяч солдат и 3 тысячи раненых.
Тутолмину удалось убедить новые власти выделить 12 жандармов для охраны детей и разместить на здании приюта надписи на французском языке «Сие заведение есть дом несчастных и сирых детей».
Тутолмин тайно добывал для своих воспитанников еду, которую прятал от французов в подвале. К нему каждый день стекалось множество погорельцев, беспризорных и сирот, которым негде было жить.
Пожар Москвы 1812 года стал самым разрушительным бедствием за всю ее историю. Огонь бушевал 6 дней, уничтожив 122 церкви, 6500 домов, т.е. три четверти всех жилых построек в городе. Долго шли споры о том, кто же поджег Первопристольную: горожане по приказу градоначальника Ростопчина, французские солдаты –мародеры, или разрушительная стихия стала следствием простой случайности? Как бы то ни было, пожар Москвы, наряду с Бородинским сражением, переломил ход отечественной войны. Позднее узник Святой Елены – бывший император Наполеон – утверждал, что именно пожар вынудил французскую армию покинуть Россию.

4. МОСКВА И ЕГО НАСЕЛЕНИЕ ВО ВРЕМЯ НАПОЛЕОНОВСКОГО НАШЕСТВИЯ
Перед нашествием французов Москва была самым большим и богатым городом России по территории, населению, промышленности, торговле, культурному и политическому значению. Соперничать с нею в некоторых отношениях мог лишь Петербург (цитируется по работе [8])
На рукописном плане Москвы 1810 г. столица показана в виде неправильного параллелограмма, окруженного Камер-Коллежским валом, длиной 36 верст (38,4 Км) с 16 заставами. Площадь города показана равною 6717 десятинам (7320 га). По продольной оси (диаметру) от Калужской до Преображенской заст. было 11,5 версты (12,2 км), по поперечной оси от Спасской (Крестьянской) до Тверской заст. — 6,75 версты (7,6 км).
В Москве 1812 г. было 2567 каменных домов и 6591 деревянный, всего 9158 домов. Из них 387 принадлежали казне и общественным организациям (кроме церквей), а 8771 - частным лицам.
Кремль, Китай-город и Белый город со времен Петра I застраивались исключительно каменными домами. В Земляном городе было больше деревянных домов, чем каменных, а за Земляным городом раскинулось сплошное море деревянных строений с садами, прудами, колодцами, небольшими огородами. Исключение составляли островки каменных строений на Таганке и в Немецкой слободе.
Об этих контрастах поэт П. А. Вяземский писал: Здесь чудо — барские палаты с гербом, где вписан знатный род. Вблизи — на курьих ножках хаты и с огурцами огород.
Население Москвы, по отчету П.А.Ивашкина от 20 января 1812 г., в 1811 г. составляло 270184 человека (157152 мужчины и 113032 женщины). По другой полицейской «Ведомости» — 275281 человек.
Когда был отдан приказ на эвакуацию населения? Какими силами он осуществлялся? Сколько времени необходимо населению на покидание города? На какое расстояние могут уйти беженцы за двое суток от принятия решения оставить Москву до входа наполеоновских войск? Без ответов на эти вопросы не возможно понять все обстоятельства событий 1812 г.
При современных транспортных средствах (электрички, автобусы) из Москвы в пределах 30 км зоны можно вывезти за день 1млн.чел при условии челночного транспортного сообщения, у нас речь идет о 260 тыс. чел. в 1812 году, когда лошадей у населения было очень мало, дороги всего три, а в каждом дворе имелся скот, птица и собранный урожай.
Наполеон вошел в Москву 14 сентября и основной урожай был уже собран.
Можно предположить, что полной эвакуации не было и основная часть населения осталась в городе, так как заставить людей покинуть свои дома накануне зимы и бросить собранный урожай можно только военной силой.
Тем более, что в отсутствие находящихся в ополчении мужчин, сложно представить себе две сотни тысяч женщин, стариков и детей, бредущих по бездорожью в сторону Рязани. Такое может возникнуть только в воображении историков, которые не любят арифметику. Ведь если 200000 человек выстроить шеренгами по 4 человека, а расстояние между шеренгами принять 5 метров, то колонна растянется на 250 км.
Даже во время Чеченской войны в 90-е годы даже под обстрелом артиллерией жилых домом местные жители г. Грозный не покидали, а прятались по подвалам.
Ложь в количестве оставшихся в Москве 10000 местных жителей понадобилась царским историкам для сокрытия массовой депортации населения Москвы в процессе ее перестройки в 1813-1825 гг.
Эта цифра не стыкуется также с количеством русских раненых 30000-(сгоревших в пожаре), с 10000 солдат отставших от армии и упомянутых Сегюром.
Можно утверждать, что население Москвы во время прихода французской армии город не покидало, а последствия пожара сильно преувеличено.

5. КТО СЖЕГ МОСКВУ В 1812?
Разбор некоторых причин московского пожара приведен на сайте [9].
Если прямого политического давления не было, то становилось ясно, что в Московском пожаре не были заинтересованы ни мы, ни французы, и у всех были причины избегать такого развития событий. Тогда следовало соломоново решение, которое до сих пор разделяют самые здравомыслящие (на мой взгляд) исследователи – Москва загорелась сама, от небрежности мародёров, отсутствия порядка и надзора. Но и эта версия при ближайшем рассмотрении не выглядит убедительной. Впрочем, давайте разберёмся по порядку.
Французы не желали Московского пожара. В своих воспоминаниях бригадный генерал французской армии Сегюр [10] очень хорошо показал впечатление французов от пожара:
«Мы сами смотрели друг на друга с каким-то отвращением. Нас пугал тот крик ужаса, который должен раздаться по всей Европе. Мы приближались друг к другу, боясь поднять глаза, подавленные этой страшной катастрофой: она порочила нашу славу, грозила нашему существованию в настоящем и в будущем; отныне мы становились армией преступников, которых осудит небо и весь цивилизованный мир…»
Сегюр пишет и о том, как Наполеон, вступая в Москву, дал соответствующие распоряжения насчёт обеспечения порядка, и не допущения грабежей. Первые очаги пожаров французы тушили вместе с местными жителями. Так французская армия поступала и в других покорённых Европейских городах.
Из многих источников известно, что Наполеон собирался выторговать у Русского царя выгодный мир, в обмен на Москву. Он намерен был заниматься переговорами, уютно разместившись в захваченном городе. Когда же Москва превратилась в пепел и руины, Наполеон потерял предмет торга. Ему уже нечего было предложить.
Сильно пострадала и французская армия. Две трети войск, находившихся в Москве на момент пожара, погибло.
«…тут же была серебряная посуда, с которой нашим приходилось есть лишь обуглившееся чёрное тесто и недожаренную кровавую конину… Несколько хорошо одетых москвичей, мужчин и женщин, оказавшихся купцами, вместе с остатками своего имущества искали убежища около наших костров… Та же участь постигла и неприятельских солдат в числе приблизительно десяти тысяч. Они бродили среди нас на свободе, причём некоторые из них были даже вооружены… Когда безпорядок уменьшился или, вернее, когда начальники превратили мародёрство в регулярную фуражировку, было замечено большое количество отставших русских. Был отдан приказ захватить их, но тысяч семь или восемь успели убежать. Вскоре нам пришлось с ними сражаться…От великой Москвы оставалось лишь несколько уцелевших домов, разбросанных среди развалин. Этот сражённый и сожжённый колосс, подобно трупу, издавал тяжёлый запах. Кучи пепла, да местами попадавшиеся развалины стен и обломки стропил, одни указывали на то, что здесь когда-то были улицы. В предместьях попадались русские мужчины и женщины, покрытые обгорелыми одеждами. Они подобно призракам, блуждали среди развалин; одни из них забирались в сады, присев на корточки, ковыряли землю, надеясь добыть себе каких-нибудь овощей, другие отбирали у ворон остатки падали, трупы мёртвых животных брошенных армией. Немного дальше, можно было заметить, как некоторые из них влезали в Москву-реку для того, чтобы вытащить из воды мешки с зерном, брошенные туда по приказанию Ростопчина, и пожирали сырым, это прокисшее и испортившееся зерно…»
«От французской армии, как и от Москвы уцелела лишь одна треть…» [10].
«По признанию самих французских пленных, 39 дневное пребывание их в Москве стоило им 30 000 человек…» [11].
Да не забыть бы ещё о погибших мирных жителях, которых даже после пожара оставалось до 20 000 человек. А сколько их погибло? Вероятно не меньше, чем французов. Вот что об этом пишут очевидцы:
«Казармы были завалены больными солдатами, лишёнными всякого присмотра, а госпитали ранеными, умиравшими сотнями от недостатка в лекарствах и даже в пище… улицы и площади были завалены мёртвыми окровавленными телами человеческими и лошадьми… В одном месте слышны были вопли измученных побоями граждан, от которых узнавать хотели злодеи, где зарыты сокровища казённые и частные. В другом стенали борящиеся со смертью раненые, коих иные проходящие мимо солдаты, из сострадания прикалывали с таким точно хладнокровием, с каким мы в летнее время умерщвляем муху… Целый город превращён был в кладбище и бдительная Наполеонова полиция хоронила везде, где ни попадалось, умирающих с умершими, зарывая тела в землю едва на два три вершка…»
[11].

Исследователи отмечают [9], что «Удивительно и непостижимо такое количество жертв (около 30 000 человек) от обыкновенного пожара. Даже в Бородинском сражении, где французы были истребляемы прицельным огнём из ружей и пушек, где солдаты бились насмерть в рукопашной схватке, армия Наполеона потеряла порядка 30 000 человек, причём убитыми лишь 10 000. Вынужден ещё раз отметить, что обычный пожар ни при каких обстоятельствах не мог бы привести к такому же количеству жертв.
Всё это сильно напоминает наспех слепленную пропагандистскую версию. Кроме того, Сегюр уже во время первой волны пожара косвенно упоминает некие развалины в Кремле:
«…Тогда наши после долгих поисков нашли возле груды камней подземный ход, выводивший к Москве-реке. Через этот узкий проход Наполеону с его офицерами и гвардией удалось выбраться из Кремля…» [10]
«в дневнике Артуа, лейтенанта наполеоновской армии описывались московские события и подробности возвращения армии из России. «Я стоял во дворе большого русского дома. Невысокое солнце заливало Москву золотистым светом. Внезапно загорелось второе солнце, яркое, белое, ослепительное. Оно располагалось на двадцать градусов выше первого, истинного, и светило не более пяти секунд, однако успело опалить лицо Поля Берже, отдыхавшего на балконе. Стены и кровля дома начали дымиться. Я приказал солдатам вылить на кровлю несколько десятков вёдер воды, и лишь благодаря этим мерам удалось спасти усадьбу. В других усадьбах, расположенных ближе к новоявленному светилу, начались пожары. Именно эта загадочная небесная вспышка и послужила причиной страшного пожара, уничтожившего Москву…»
Любопытно описание бегства наполеоновских войск из России. Как известно, отступать французам (на самом деле состав армии Наполеона был многонациональным, собственно французы в ней составляли меньшинство) пришлось по разорённой Смоленской дороге. Недостаток продовольствия и фуража, отсутствие зимнего обмундирования превратили некогда могучую армию в толпу отчаявшихся, умирающих людей. Но только ли генерал Мороз и генерал Голод виновны в болезнях, поразивших войско? Вернёмся к сентябрю 1812 года, Великая Армия ещё в Москве.
«Вокруг продолжаются пожары. Усадьба, где мы расквартированы, уцелела, но, как назло, новая напасть поразила наши ряды. Гнилая русская вода, невоздержанность в еде или иная причина, но все наши люди страдают от жесточайшего кровавого поноса. Слабость во всех членах, головокружение, тошнота, переходящая в неукротимую рвоту, добавляют несчастий. И не мы одни в подобном положении – все батальоны нашего полка, все полки в Москве. Лекари подозревают дизентерию либо холеру, и рекомендуют поскорее покинуть негостеприимный город. Давеча приезжал Пьер Дюруа. Его отряд стоит в десяти верстах от московской заставы, все здоровы и веселы, правда, тревожат русские партизаны. Видя плачевное наше состояние, он тут же повернул назад, боясь подхватить заразу…» Неделю спустя лейтенант замечает: «Начали выпадать волосы. Я поделился сим печальным открытием с Жирденом – но у него те же неприятности. Боюсь, скоро весь наш отряд – да что отряд, весь полк станет полком лысых… Многие лошади тяжело больны, что ставит в тупик ветеринаров. Как и лекари двуногих, они утверждают, что вся причина в злокачественных миазмах, растворённых в московском воздухе… Наконец, решение принято: мы покидаем Москву. Покидаем, ничего не добившись, поражённые недугом, ослабленные, немощные, бессильные. Одна лишь надежда, увидеть родную Францию придаёт мужества, иначе мы предпочли бы просто лечь на землю и умереть – до того скверно наше состояние…» Страницы, описывающие обратный путь, тяжелы и скорбны: отряд Артуа терял людей ежедневно, но не в боях – воевать они были не в силах, – а от слабости и истощения, вызванных таинственной болезнью. Даже та скудная провизия, которую удавалось раздобыть, впрок не шла, они просто не могли переварить её. Солдаты покрылись гнойниками и язвами. Гибли и люди, и лошади. От русских отбивались те части, которые не входили в Москву, но ряды их таяли, в то время как армия русских только крепла. Большая часть наполеоновской армии сгинула на просторах России. Шарлю Артуа повезло: крепкий дух подчинил себе немощное тело. Болезнь сделала его инвалидом. Поэтому сразу по возвращении во Францию он получил отставку, но прожил недолго и умер в возрасте тридцати двух лет бездетным. …»

В сети имеется письма Наполеона Александру 1



Таким образом
- пожар Наполеону был не нужен;
- единой официальной версии о причинах пожара в Москве 1812 года не существует;
- по Москве открыто бродили до 10000 русских солдат, которых французы не пытались задержать, а противники не воспринимали друг друга как угрозу;
- последствия пожара оказались тяжелейшими (Москва на 75% была уничтожена, а потери французов превысили потери в Бородинском сражении и составили 30 000 человек);
- русская армия не предприняла попытку оборонять город и оставила громадное количество вооружения Наполеону (150 пушек и 16000 пушечных патронов, 60000 ружей и 200 кг пороха и т.д.), что можно объяснить лишь боязнью вооружать местное население;
Tags: Война 1812, Наполеон, Пожар Москвы 1812, ополчение 1812
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments